Если выживу после аварии, займусь деревянным зодчеством»: история производства мебели в русском стиле

 

Содержание

«Если выживу после аварии, займусь деревянным зодчеством»: история производства мебели в русском стиле

«Если выживу после аварии, займусь деревянным зодчеством»: история производства мебели в русском стиле

Иван Мордовин — основатель артели «Русичи», в которой создают мебель премиум-класса в русском этническом стиле. Однажды по пути на работу Иван попал в ДТП. В тот момент он переосмыслил свою жизнь и решил посвятить себя не просто работе, а своей главной страсти — деревянному зодчеству. Позднее герой научился столярному мастерству и запустил свой бизнес.

В этой статье Иван рассказал, как ему удалось перейти от проектных заказов к производству авторских коллекций мебели и какие бизнес-процессы пришлось для этого перестроить.

Иван Мордовин - основатель артели «Русичи»

Коротко о бизнесе

Компания Артель «Русичи»
Сфера бизнеса Производство мебели под старину премиум-класса
Оборот 42 000 000 ₽ за 2022 год
Старт работы бизнеса 2013
Город, где находится производство Георгиевск
Как найти Сайт компании

Мы возрождаем русский стиль в мебели

В артели «Русичи» мы производим деревянную мебель в этностиле. В основном это русский стиль — мы адаптируем культурные истории под современный быт.

Наша команда создает деревянную мебель для загородных домов, бань, террас и ресторанов. Это массивные брутальные столы на 3—4 метра для больших компаний, стулья, различные предметы интерьера.

Коллекции я разрабатываю сам. Идеи черпаю из архивов музеев, открытых источников в интернете и книг по русскому зодчеству — у меня дома их целая коллекция. Иногда привлекаю дизайнера, который помогает дорабатывать эскизы.

Мы работаем с массивом северной сосны, которую заказываем в Карелии. Северная сосна — более плотная, чем южная, она растет в суровых климатических условиях, и мебель из нее служит долго. А еще именно из этой древесины делали мебель во времена зарождения русского стиля. Мы обрабатываем сосну премиальными лакокрасочными материалами, подчеркиваем структуру дерева, создаем элементы старины — так и рождаются коллекции «Русичей».

У нас нет шоурумов, всю мебель мы продаем через интернет. Отправляем ее по всей России, а еще — нескольким крупным заказчикам в Казахстан.

Оборот артели в 2022 году был 42 000 000 ₽. Девять из десяти заказов приходят от частников, но чеки в розничных заказах меньше, чем в коммерческих. Например, мы комплектовали рестораны в Казахстане на 2,5 млн рублей, а гостиничные комплексы в Ставропольском крае на суммы от 8 до 20 млн рублей.

Расскажу о том, как я создал артель и перешел от работы на проектах к мелкосерийному производству авторских коллекций мебели.

Заказчики артели в процентном соотношении, 2023 год

Доля в обороте Суммы заказов
Розничные заказы 80% От 150 000 ₽ до 1 000 000 ₽
Коммерческие заказы 20% От 2 000 000 ₽

Эскиз суздальского стула

Комплект мебели «Драккар» в виде короля викингов

Мебель и декор для кафе «Дворик»

Когда меня сбила машина, я решил уйти из рекламщиков в столяры

Я занимался разным предпринимательством — организовывал мероприятия, работал в рекламе.

В августе 2012 года случайно оказался в Элисте. Ехал через этот город в Волгоград, когда у меня сломалась машина. В Элисте я целый день искал ремонтника и за это время посмотрел город. И был впечатлен: Элиста — столица европейского буддизма, и там в архитектуре все пронизано буддистской тематикой.

Меня удивило, что можно проявлять культурно-исторический слой в современном мире и делать это красиво, вдохновляюще. Как носитель русской этнической культуры я задумался: а где наши корни? Почему мы не видим города, у которых есть свое лицо?

Меня сильно увлекла эта тема, и я стал копать глубже. Поездил по музеям в Москве и Санкт-Петербурге. Обратил внимание, что русская культура — это обязательно деревянное зодчество: резные наличники на дома, резная мебель. И начал изучать по YouTube разные столярные дела, в те времена обучающий контент по этой теме был только англоязычный.

Я пробовал резать бензопилой деревянные скульптуры. Не сразу получалось хорошо. Но практиковался где-то полгода, проводя вечера после работы в подвале родительского дома. Все это время работа с деревом была моим хобби.

В феврале 2013 года все изменилось: меня сбила машина по пути на работу. Когда я лежал на асфальте и ждал скорую, то понял, что жизнь может закончиться в любой момент, а я не создаю ничего, что останется после меня. И тогда я решил: если выживу после аварии, то полностью посвящу себя делу, которое мне нравится, — деревянному зодчеству. Буду возрождать русский стиль в мебели и архитектуре.

К счастью, я не сильно пострадал в ДТП и быстро восстановился. Через три недели вышел из больницы и тут же ушел из всех рекламных проектов. Занялся столяркой, как и решил.

Первые скульптуры артели «Русичи»

Из подвала родителей — к своей мастерской

Первое время я работал в подвале родительского дома, там у меня была рабочая комната на двенадцать квадратных метров. Использовал подручные материалы — какие-то деревяшки, которые валялись во дворе. Инструмент брал у товарища на вечер, а утром возвращал.

У меня были скорее поделки, я пробовал выставлять их на Ярмарке Мастеров — это такой маркетплейс для творчества. Там же получил первые заказы. Например, помню, как за день продал деревянную тележку — ее купили за 2700 ₽. Я сделал ее из старого ящика, так что себестоимость была нулевая.

Жена сказала: там на подоконнике завалялись 5 ₽, надо их найти, чтобы хватило на полбулки хлеба

На поделках зарабатывал совсем немного, поэтому нам с женой и двумя детьми в то время жилось тяжело. Мне запомнился день, когда жена сказала: «Там на подоконнике завалялись 5 ₽, надо их найти, чтобы хватило на полбулки хлеба». Так продолжалось где-то полгода. Но у меня была четкая уверенность, что я занимаюсь своим делом, и супруга очень меня поддерживала, поэтому мы пережили трудности. Потихоньку дело пошло на лад, и я начал зарабатывать.

Первый крупный проект получил летом 2013 года. Мы с пятью товарищами построили деревню ремесел для международного фестиваля мировой музыки, искусств и танца WOMAD, который проходил в Пятигорске. Я подал на этот фестиваль заявку как ремесленник, чтобы выставить свои работы. А еще предложил им сделать антураж, организовать фотозоны. Идея им понравилась, и они привлекли меня как субподрядчика. Нам заплатили 200 000 ₽ на пятерых — для нас тогда это были сумасшедшие деньги.

Главный итог фестиваля — обо мне узнали люди, и мне стали поступать заказы. Я купил первые инструменты: ленточную пилу, маленький распиловочный станок, ручной фрезер, шуруповерт, дрель, электролобзик. Позже нанял профессионального столяра.

Иван Мордовин за работой над деревней ремесел для фестиваля WOMAD

Экспозиция артели «Русичи» на WOMAD

В 2014 году я переехал из подвала в арендованное помещение — в 100 квадратных метров на площадке старого завода, позже расширились до 200 квадратов, постепенно покупая дополнительное оборудование. А в 2017 построил свою мастерскую в Георгиевске.

Я помню, как решил строить мастерскую. Был ноябрь 2017 года. Нам долго не включали отопление, крыша текла — все было плохо. Я психанул и решил, что надо строить свое помещение. Земля у меня была, а денег на строительство не было. Тогда мы начали потихоньку строитель мастерскую своими силами, и я объявил челлендж в соцсетях: построить мастерскую за 60 дней.

Читать статью  Дешево, окупаемо: стоит ли открывать точку по продаже солнцезащитных очков

Рабочие заливают фундамент для мастерской WOMAD

Мои знакомые и клиенты, узнав об этом, захотели помочь — один привез бетон, другой помог деньгами, выкупив мебель, которая стояла в его магазинах на реализации. В итоге мы смогли построить мастерскую за два месяца без долгов и кредитов, и в январе 2018 года заехали в производственный бокс площадью 240 квадратных метров.

Пока строили новую мастерскую, работа простаивала, заказов не было, как и денег на зарплаты, в итоге почти весь коллектив разбежался.

С января 2018 года мы начали работу в новой мастерской с новыми людьми. Тогда я кинул клич в соцсетях, что в артель набираем людей. Так ко мне пришли ребята без опыта в столярном деле, но с горящими глазами — каждый из них следил за мной в соцсетях и вдохновлялся нашими работами, подходом к делу и философией. Я начал обучать их столярному делу с нуля, и вместе мы реализовывали первые заказы в новой мастерской. В том же году мы получили небольшую господдержку в размере 200 000 ₽ на покупку оборудования. Дело постепенно пошло в гору.

Затраты на запуск бизнеса, 2017—2018 годы

Статья расходов Сумма
Материал на склад 240 000 ₽
Инструменты: профессиональный распиловочный станок, торцовочный станок, фрезерный станок, различный ручной и покрасочный инструмент 420 000 ₽
Строительство 1 500 000 ₽
Итого 2 160 000 ₽

Работал на проектах, а хотел создавать авторскую мебель

Мне сразу хотелось создавать коллекции авторской мебели, предметов отделки и интерьера. Но чтобы заработать, поначалу брался за любые задачи. Поэтому получилось так, что до 2020 года 80% моих заказов были проекты по отделке интерьеров.

Мы с помощниками — их было 5 человек — обустраивали кухни, рестораны, банные комплексы и зоны отдыха в русском стиле. Выезжали на замеры, потом делали эскизы, согласовывали проект, изготавливали и красили детали в мастерской, а потом ехали и устанавливали на объект заказчика.

Навес для летнего ресторана

Это приносило деньги — в 2018 году оборот был около 8 млн рублей, в 2019 — чуть больше 9 млн рублей. Но у нас уже были разработаны несколько коллекций авторской мебели, и я все еще хотел создавать мебель.

2020 год показал мне другие возможности. Когда случилась пандемия, офлайн-магазины позакрывались. А мы запустили на сайте огромную яркую бегущую строку, что в локдаун работаем онлайн и доставим мебель до вашего порога. Параллельно мы запустили рекламу в интернете. Я думаю, это одна из причин, которая позволила клиентам понять, что мы продолжаем работать и у нас можно заказывать. До этого к нам на сайт поступало не так много заявок, а в пандемию они стали приходить ежедневно по несколько штук. На повышение спроса повлияло еще и то, что в локдаун многие уехали в свои загородные дома и осознали, что нужно обустраивать семейные загородные гнезда.

В какой-то момент стало понятно, что работа с интерьерами — это маломасштабируемая модель и пора бы браться за производство и продажу мебели, тем более в мелкосерийном производстве есть место для развития предприятия и оптимизации процессов. Расскажу подробнее, что мы сделали.

Подписка на новое в Бизнес-секретах

Подборки материалов о том, как вести бизнес в России: советы юристов и бухгалтеров, опыт владельцев бизнеса, разборы нового в законах, приглашения на вебинары с экспертами.

Шаг 1. Разделил производство на этапы, чтобы загрузить станки

При работе на проектах один мастер выполнял все операции. Поработал на одном станке — перешел на другой, а первый станок стоит без дела.

С переходом на мелкосерийное производство моей главной задачей было загрузить все станки работой хотя бы на 70%. Для этого я решил разделить технологический процесс на этапы и под каждый нанять и обучить сотрудника.

Всего у нас получилось 5 этапов:

  1. Подготовка деталей.
  2. Сборка мебели.
  3. Покрасочные работы.
  4. Упаковка.
  5. Отгрузка.

К нам в артель привозят сразу подготовленный лесоматериал — сушку и строгание леса мы заказываем на крупном комбинате. Поэтому первый этап в мастерской — это подготовка деталей.

Старший мастер Артели Виктор Семенов

Мастера-станочники готовят детали для мастеров-сборщиков: на торцовочной пиле из длинной доски делают заготовку нужного формата.

Далее работа на распиловочном станке. Это циркулярная пила, которая делает детали нужного размера.

Затем на ленточной пиле создается фигурная часть заготовки, а на большом фрезерном станке делаем точную геометрию. Это очень важно: чем точнее деталь, тем быстрее мы сделаем мебель. Будет отклонение в пару градусов — это брак, придется исправлять.

Раньше на этапе заготовки работали те же мастера, что и занимались сборкой. Теперь два мастера-станочника работают только на этом этапе и делают детали для мастеров-сборщиков.

Столярный цех в артели «Русичи»

Следующий этап — сборка. На сборочных столах мастера собирают готовое изделие. Каждый работает своим личным инструментом. К слову сказать мы работаем профессиональным инструментом от лучших мировых производителей — это влияет на эффективность, безопасность работы наших мастеров и удовольствие от процесса.

Дальше — финишная отделка в малярной комнате. Там мастера придают изделию цвет, шлифуют его, затем наносят грунт и лак, чтобы защитить древесину от воздействия солнечного света, влаги, механических повреждений.

Затем — финишная сборка, после которой мы упаковываем заказ и отправляем клиенту.

В итоге мне удалось увеличить эффективность работы мастерской в 5 раз при том же станочном парке и тех же площадях.

Иван Мордовин с сыном

Шаг 2. Поднял цены, чтобы отрегулировать спрос

Когда мы в артели поняли, что заказов приходит больше, чем мы можем выполнить, то решили поднять цены и таким образом отрегулировать спрос и увеличить маржинальность продукта. К тому же в 2020 и в 2021 годах росли цены на все сырье и материалы.

Мы увеличили цены на 15% на новые заказы и стали зарабатывать больше, чем могли раньше. А главное — получили время и ресурсы для того, чтобы расширить производство.

В итоге мы увеличили финансовые показатели при тех же мощностях, пока достраивали площади: в 2020 оборот был 16 млн рублей, в 2021 — 22 млн рублей.

Шаг 3. Наладил доставку мебели во все уголки России: вместо транспортной компании — разные грузоперевозчики

По проектам мы работали только в пределах Северо-Кавказского федерального округа. Причина простая: на замеры и на установку мы выезжали сами, а ездить в другие регионы было бы долго и накладно. А вот когда сосредоточились на авторской мебели, заказы стали поступать со всей России, а еще из Казахстана. А значит, их надо было как-то доставлять клиентам.

Мы решили, что не станем работать с транспортной компанией. По моему мнению, при такой доставке высок риск повредить мебель, пока ее погружают и выгружают. А мне бы хотелось, чтобы мебель доезжала к клиенту в том виде, в каком мои мастера ее бережно загрузили.

Упаковка мебели перед отправкой

Мы выбрали другой способ доставки. Диспетчер артели на сайте агрегатора всех грузоперевозчиков подбирает попутный грузовой транспорт — машину, которая поедет из Ставрополья в тот город, где наш клиент. Мы оставляем заявку: описываем размеры, вес, содержимое груза, указываем, где его нужно забрать и куда отвезти, — и предлагаем свою ставку. Перевозчик, который едет в том направлении, берет груз, если у него есть место. Мы составляем с ним договор, очень аккуратно укладываем мебель. Выгрузит ее уже только сам заказчик, никто по пути ее перекладывать не будет — а значит, меньше риска, что с мебелью что-то случится.

Способ доставки через грузоперевозчиков выгоднее для наших клиентов, чем если бы мы работали с транспортной компанией. Например, «газель» из Георгиевска в Москву стоит 50 000 ₽, если нанимать всю машину. Но мы как-то доставляли мебель клиенту в Москву с помощью перевозчика, у которого было место в «газели» именно для нашего груза — и это стоило 7000 ₽.

Читать статью  Свой бизнес: как заработать на искусственных цветах

Перевозка мебели артели «Русичи»

Шаг 4. Разработал ИТ-систему для управления процессами

Сначала мы в артели вели учет и распределяли обязанности между мастерами с помощью таблиц в Excel. Но когда начали расти, понадобилась более серьезная программа для управления процессами. Тогда я продумал алгоритм и функционал сервиса, а наш программист написал такую программу. Она называется АУП, или Артель.Управление.

Когда с сайта приходит заказ, заявка попадает в CRM-систему и в АУП. Дальше АУП разделяет заказ на операции. У каждой — своя сложность, «вес», стоимость. Там же высчитывается, кто из мастеров и сколько денег получит за работу над этим конкретным изделием.

Каждый мастер берет техзадание в АУП и на своем участке выполняет операции, которые прописаны. Когда закончил — передает изделие на следующий этап. В конце всем мастерам, которые работали над заказом, программа начисляет оплату.

Внедрение АУП позволило нам упростить работу, делать ее более качественно и надежно. Ничего не теряется — каждый сотрудник видит свои задачи. А еще это хорошая мотивация — сразу понимаешь, сколько можешь заработать, это абсолютно прозрачно.

Мы активно развиваем программу, добавляем в нее модули. Например, в той же программе ведем складской учет. Возможно, когда-то мы выкатим АУП на рынок как ИТ-продукт по управлению производством — специалисты в нашей сфере, кому мы ее показываем, очень ее хвалят.

Интерфейс программы «Артель.Управление»

В программе «Артель.Управление» отображается статус заказа

За три года выросли в обороте в 3 раза и достроили 400 квадратов площадей

С 2020 по 2023 год оборот артели вырос в 3 раза, а свои площади мы увеличили с 250 до 650 квадратных метров, оборудованных по последнему слову техники, в том числе мы создали шикарные бытовые условия для мастеров: современную стильную кофейню-столовую с панорамным остеклением и видом на закат, душевые и пр. Это свои помещения, которые мы надстраиваем по мере необходимости.

Все эти годы мы планомерно развивались, cпрос и узнаваемость бренда росли. Нас рекомендуют друзьям — у нас очень хорошо работает сарафанное радио. И теперь по всей России у нас уже более 2000 заказчиков.

Мастер класс для детей от артели «Русичи»

В 2022 году мы выросли вдвое к 2021 году, несмотря на общую нестабильность в мире. Когда случились первые санкции, у нас резко увеличилось число заказов — мы работаем в премиум-сегменте, и наши клиенты стали быстро избавляться от денег в пользу материальных ценностей, а наша мебель, с одной стороны, — это уют и практичность, а с другой стороны, — это фамильная ценность, которая призвана служить нескольким поколениям владельцев.

Мы опять перестали справляться с объемом заказов, цены на материалы опять начали скакать, и мы воспользовались проверенным методом — повысили цены, чтобы отрегулировать спрос и обеспечить финансовую стабильность в эпоху глобальных перемен. В итоге цены пришлось повышать даже трижды: на 11%, а потом снова на 11% и в итоге еще на 25%. За счет этого отрегулировали спрос и увеличили рентабельность.

В 2023 году мы планируем построить еще 2000 квадратных метров площадей и сильно увеличить производство. Это главная цель, потому что на 650 квадратах нам уже очень тесно, мы не можем удовлетворить спрос на свои коллекции.

На новые площади докупим новое оборудование и продолжим развиваться. Хотим расширить ценовую палитру — ввести более доступные коллекции мебели, а еще расширить ассортимент — например, начать производить мягкую мебель и аксессуары для уюта загородной жизни.

У меня нет глобальной цели масштабировать бизнес ради бизнеса, но есть большая мечта: я хочу, чтобы как можно больше семей в России и в мире пользовались качественными, экологичными предметами мебели, создавая свои фамильные традиции, а мастера пользовались большим уважением в обществе. И я рад, что наши заказчики ценят такой подход и разделяют нашу философию. Это значит, что мы будем дальше развиваться, строить современное и эффективное производство, объединять талантливых людей и занимать все большую долю рынка.

«Я ушла из найма в столяры и теперь зарабатываю на изделиях из дерева»

Юлия Осокина

— До того, как стать столяром, я работала в найме: сначала педагогом, потом ушла в продажи. Десять лет назад поняла, что устала работать на кого-то и хочу получать за свой труд больше. Стала задумываться, чем могла бы заняться — хотелось иметь не только прибыльное, но и творческое дело.

Ирина Брежнева

Ирина Брежнева

Тогда как раз появилась мода на декупаж, я тоже им увлеклась — покупала заготовки и декорировала их. В какой-то момент заметила, что много трачу на деревянные формы, и решила сделать их своими руками.

На тот момент я жила в Новосибирске. Первый муж не поддерживал меня в творческих начинаниях, но купил инструменты — шуруповерт и лобзик, которые обошлись примерно в пять тысяч рублей. С их помощью я сделала первые изделия — будку для своей собаки и кукольный домик.

Смотрела примеры в интернете и повторяла. Тогда и поняла, что могу работать с инструментами как любой мужчина: это не настолько сложно, как кажется. И к тому же очень интересно.

Так получилось, что моим вторым супругом стал столяр. Он работал с деревом, но для него это была, скорее, подработка. По моей просьбе он делал разные изделия, которые я продавала. При этом мы оба продолжали работать в найме. Параллельно брали небольшие заказы. Жили в частном доме и одну из комнат выделили под мастерскую.

героиня за работой на станке

Домашняя столярная мастерская из хобби постепенно превратилась в работу: сначала дополнительную, а затем — основную

Первый год за счет мастерской получалось заработать от 7 до 25 тысяч рублей. Заказы появлялись постепенно — в основном, через сарафанное радио. Потом я вышла в соцсети, и стали приходить заказы из других городов. Мы участвовали в ярмарках-выставках, где продавали изделия и заводили новых знакомых.

На одной из выставок я познакомилась с дизайнером, которая попросила сделать деревянные коробочки. Еще я выпиливала тортовницы, зайцев и ангелов.

Муж по специальности токарь, он делал точеные изделия, например, подсвечники и штурвалы. Я начинала учиться на токарном станке, но до конца не освоила эту технику: решила, что достаточно будет мужских рук.

В первое время выставки были одним из основных каналов продвижения для столярной мастерской

Найм и столярку мы с мужем совмещали около года. Через год супруг сказал, что не успевает работать и делать мои заказы. В итоге решили, что ему стоит уволиться: если он будет работать дома, сможем сделать больше. Я к тому времени ушла в декрет и продолжала пилить и шлифовать в своей мастерской.

Три года назад мы переехали из Новосибирска в Геленджик. До этого я никогда не была на море и решила: хочу не копить на отпуск на побережье, а жить там.

У нас не было необходимости искать работу на новом месте — чтобы столярка продолжала действовать, нужны были наши станки, интернет и почта для отправки заказов. В Геленджике мы тоже живем в частном доме, под мастерскую отвели отдельное помещение на участке.

Как развивала мастерскую

Освоила все станки и инструменты

— Сначала у нас были только ручные инструменты. Потом муж предложил купить распиловочный станок, он стоил около 20 тысяч рублей. Постепенно докупали оборудование и инструменты.

Когда пришел один из первых заказов, для его выполнения нужен был фрезер — а у нас его не было. Но мы взяли этот заказ за 18 тысяч с расчетом, что купим инструмент за 15 тысяч и сделаем работу. И таких ситуаций было несколько — мы понимали, что для работы нужен определенный инструмент, и один заказ его оправдает.

Когда работа в мастерской кипела, муж уехал на заработки на два года. Я осталась с маленьким ребенком на руках, при этом были постоянные клиенты, которых не хотелось подводить. С супругом у нас было разделение труда — я придумывала, вырезала, шлифовала, а он занимался сборкой. А тогда я поняла, что все придется делать самой.

Читать статью  Умные инвестиции для увеличения пассивного дохода: тенденции и стратегии

пример изделий из дерева от героини

С покупкой нового оборудования расширялся и ассортимент изделий из дерева

Муж консультировал меня по телефону. Я звонила ему и говорила: «Мне нужно фрезер запустить». Он кричит: «Не вздумай подходить к фрезеру, ты знаешь, сколько там оборотов?». А я понимаю, что должна на этом станке выполнить изделие. Включала и училась на нем работать.

Одной тяжело было все успевать, поэтому я взяла помощника, потом второго. Но сработаться было трудно: иногда они не понимали моих мыслей или косячили, а мне приходилось исправлять.

За два года, пока муж был на расстоянии, я научилась работать на всех станках. Я поверила в себя и в то, что могу сама вести столярку. Правда, пришлось убрать из ассортимента точеные изделия: кроме супруга ни один столяр не мог их повторить. И не обошлось без травм — потери ногтя и других повреждений.

Изучила продвижение услуг

— Я уверена, что без продвижения в соцсетях сейчас ничего не продашь. Многие столяры сидят без работы, потому что игнорируют соцсети.

Муж меня часто ругал, что постоянно сижу в интернете. А я объясняла: какие бы золотые руки у мастера ни были, просто сидя в мастерской много не заработаешь. И если не буду изучать методы продвижения в интернете, делать рекламу, снимать видео, мы будем сидеть без работы.

Первое время я использовала только «Одноклассники» — там сидят все декупажницы. В этой соцсети у меня и сейчас самая большая аудитория.

Потом пришло время Instagram* (принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ) — там тоже появился аккаунт мастерской. А вот VK у меня не пошел: группа есть, но без таргета там невозможно продвигаться.

Я никогда не использовала платное продвижение, пыталась привлечь клиентов бесплатно. Оплачиваю только размещение на «Ярмарке мастеров» — 475 ₽ в месяц.

Продвижением занимаюсь сама — для этого училась писать посты и снимать фото и видео на бесплатных и платных мастер-классах. Чаще покупала программы от одной до пяти тысяч рублей, а сейчас вложила в обучение самую крупную сумму — 25 тысяч рублей. Это курс по созданию онлайн мастер-классов. На этом этапе мне нужен именно этот продукт, чтобы развиваться и повышать доход.

Кто покупает продукцию мастерской

— Первыми клиентами в основном были декупажницы, которые покупали заготовки, декорировали, потом оставляли себе или продавали. С выходом в Instagram* (принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ) появились декораторы, которые реставрируют мебель или перекрашивают ее.

Есть обычные покупатели, которые приобретают понравившуюся вещь для декора или ежедневного использования. Я принимаю заказы со всей страны. До 2022 года покупали даже из Франции. Посылки отправляю «СДЭКом» и «Почтой России». Крупногабаритный груз — столики, табуретки, консоли — транспортными компаниями.

новогодние изделия героини

Спрос на деревянные изделия распределен равномерно в зависимости от сезона и целевой аудитории

За время работы мастерской мы научились делать около 200 изделий. Многое из ассортимента поменялось. Часто я думала — это изделие точно выстрелит, а оно через месяц переставало продаваться. Иногда понимала, что вкладываю в изделие много энергии, а выхлопа никакого.

На мой взгляд, широкий ассортимент — это плюс. Например, перед Пасхой актуальны зайцы, которые у нас стоят 100 ₽. Они пользуются большим спросом и приносят хорошие деньги.

К Новому году активно пойдут заказы на Щелкунчиков. К каждому сезону можно придумать что-то новое, а еще хвост старых изделий тянется. Для дизайнеров разрабатываю необычных зайцев — для этого приходится изучать Pinterest, креативить.

Обычно у нас изделия продаются без покраски. Но есть люди, которые пишут, что не умеют декорировать, тогда я сама крашу перед отправкой. Когда готовлю работы на выставку, тоже украшаю. Помимо столяра, я еще и декоратор.

В последние пару лет в ассортименте мастерской появилась небольшая мебель — столики, полочки, консоли. Делать что-то большего размера не получается — у нас обычные бытовые станки, а площадь мастерской не позволяет производить массивную мебель.

Кроме того, ее тоже надо уметь продать, а это другая целевая аудитория. Еще надо расширять штат: вдвоем с мужем уже не справиться.

деревянный столик от мастерской героини

По словам Ирины, пока мебель занимает небольшую долю в продукции мастерской

У меня есть знакомые столяры-мужчины, большинство постоянно жалуются, что нет заказов. Они могут быть супер-столярами, но сидеть без работы. А женщина, когда возникают сложности, начинает искать новые пути, идеи, решения. В этом отличие женского подхода к работе от мужского.

Кроме того, мужчины в основном работают по шаблону. Вот есть коробка 20 на 40, он ее будет делать: и вторую, и десятую. А я могу услышать клиента, когда тот хочет что-то другое, или сама предложить изменения. Если это в наших силах, выполняем любой заказ.

Как устроен бизнес

— За десять лет мы вложили в станки и приборы порядка 165 тысяч — это без учета расходников. Их приходится постоянно закупать — фрезы изнашиваются, а станки нужно поддерживать в рабочем состоянии. Этим занимается супруг: он слесарь и электрик. Что-то из начального оборудования продали, купили новое, более профессиональное. Иногда брали станки и приборы б/у.

Конечно, всегда хочется новых инструментов, чтобы облегчить работу. Но это нужно делать постепенно. У меня было так, что я мечтала о каком-то станке и потом покупала его вместо норковой шубы. Или просила мужа на 8 Марта подарить мне новый шуруповерт.

станок для работы по дереву

На старте не обязательно покупать дорогую технику, можно начинать с чего-то попроще, говорит Ирина

Сейчас мастерская ежемесячно приносит от 75 до 100 тысяч рублей дохода. От этой суммы 10% тратим на материалы. Большие запасы древесины не делаем, покупаем по необходимости в строительных магазинах и на базах. Заранее берем, например, доску, которой нужно просохнуть или отлежаться. А перед работой покупаем дерево — мебельный щит, доски, брус, фанеру.

У меня оформлена самозанятость. Поскольку работаю только с физлицами, плачу налог 4%. За каждый заказ беру предоплату 50%. Когда заказ выполнен, отправляю его клиенту и получаю остальное.

Мы делаем изделия в разной ценовой категории — от 100 рублей за маленькую фигурку до четырех тысяч за кофейный столик или полочку.

Не всегда больший доход приносят именно дорогие изделия. Например, за час я могу сделать десять зайцев: полчаса на выпиливание, столько же на шлифовку. За это время заработаю тысячу рублей. За восемь рабочих часов — восемь тысяч. Но так работать получается не всегда.

А муж делает штурвал: в нем 16 точеных элементов и круг. Это изделие он будет делать пару дней и получит три тысячи рублей, а я эти деньги получу за три часа. Но на штурвал мы не можем поставить цену в десять тысяч. Мне кажется, это дорого, да и заказывают такое реже.

У нас часто спрашивают, есть ли скидка на опт. Но за массовое производство я даже не возьмусь. Сделать сто коробочек и продавать их — это не для нас. Во-первых, оборудование в мастерской не автоматическое. А просто напилить сто коробок творческому человеку тяжело.

Я люблю новые задачи, идеи, проекты. А потоковое производство не интересно, даже если оно будет приносить больший доход. Это скучно.

деревянный щелкунчик от мастерской героини

Каждое изделие Ирина пропускает через свои руки, поэтому отказывается от заказов, где нужно сделать много одинаковых предметов

Сейчас мы уперлись в потолок по доходам. Работаем на износ, но определенную планку перешагнуть не удается. Понимаю, что надо развиваться и делать что-то новое. Я планирую часть работы переводить в онлайн и монетизировать свой опыт.

Ко мне часто обращаются с просьбой обучиться столярному мастерству или декору изделий. Так что буду делать мастер-классы. Один — по покраске фанерных флажков — уже запустила. Онлайн-продукт позволит поделиться знаниями и принесет мне пассивный доход.

Также хочу проводить живые мастер-классы для девушек: при работе с инструментами могут быть травмы, поэтому детей приглашать не буду.

Моя цель — научить женщин работать со столярными инструментами. Тогда они не будут зависеть от мужчин — не надо просить его что-то сделать. Сама пошла, отпилила досочку, саморезом скрутила — и готово. При этом получила удовольствие и реализовала творческие способности. В моем случае так и было.

Несмотря на ответственность перед клиентами и сложности, которые бывают в любом деле, я настолько кайфую от работы, что готова сутками стоять в столярке и что-то придумывать, создавать и красить.

Источник https://secrets.tinkoff.ru/lichnyj-opyt/rusichi/

Источник https://life.akbars.ru/personal-finance/istorii/ya-ushla-iz-nayma-v-stolyary-i-teper-zarabatyvayu-na-izdeliyakh-iz-dereva/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *